История мыловарения

  Мылом человечество пользовалось с незапамятных времен: история мыловарения насчитывает по меньшей мере 6 тыс. лет.

  Во времена Гомера мыло еще не было известным. Древние греки очищали тело песком - особенно мелким, привезенным с берегов Нила. Древние египтяне умывались с помощью пасты из пчелиного воска, растворенной в воде. Длительное время для мытья употребляли древесную золу. 

  Честь изобретения мыла приписывается сразу нескольким древним народам. Римский ученый и политик Плиний Старший утверждал, что своим знакомством с моющими средствами человечество обязано не высоко-цивилизованным египтянам, и не находчивым грекам или вавилонянам, а диким галльским племенам, с которыми римляне "познакомились ближе" на рубеже нашей эры. По свидетельству историка, галлы делали из сала и золы букового дерева какую-то чудодейственную мазь, которую использовали для очищения и окрашивания волос, а также для лечения кожных заболеваний. Цветное средство - красную краску - получали из глины. Они смазывали свои длинные волосы растительным маслом, в которое добавляли краску. Если в эту смесь доливали воды, образовывалась густая пена, которая чисто отмывала волосы. 

  Во II столетии эту "мазь" стали использовать для мытья рук,лица и тела в римских провинциях. Древние римляне в эту смесь добавляли золу морских растений, и выходило настоящее качественное мыло. А до этого древним народам приходилось "выкручиваться", кому как посчастливится: кто-то использовал для мытья заваренную кипятком золу, а кто-то - сок мыльнянки, растения, которое прославилось своей способностью пениться в воде. Однако с этой версией не совпадают недавние открытия ученых. Не так давно подробнейшее описание процесса мыловарения было найдено... на шумерских глиняных табличках, датированных 2500 годом до нашей эры. Способ основывался на смеси из древесной золы и воды, которую кипятили и растапливали в ней жир, получая мыльный раствор. 

  Другая версия ученых гласит, что мыло все-таки изобрели римляне. По легенде, само слово мыло (на английском языке - soap) образовалось от названия горы Сапо, где происходило принесение жертв богам. Смесь из растопленного животного жира и древесной золы жертвенного костра смывало дождем в глинистый грунт берега реки Тибр. Женщины, которые стирали там белье, обратили внимание, что благодаря этой смеси одежда отстирывается значительно легче. Так, постепенно стали использовать "дар богов" не только для стирки одежды, но и для мытья тела. Кстати, первые мыловарни тоже были выявлены археологами на территории Древнего Рима, а еще точнее - среди руин знаменитой Помпеи. Во время археологических раскопок Помпеи были найдены помещения мыловарен. Мыло в ту пору было полужидким. 

  Мыло долго было предметом роскоши и ценилось наряду с дорогими лекарствами и зельями. Но даже зажиточные люди не могли себе позволить стирать им белье. Для этого использовали разные глины, растения. Стирка была трудным делом, и занимались ею чаще всего мужчины. Итак, споры о том, кому человечество обязано изобретением мыла, до сих пор не завершены. Тем не менее известно, что "на поток" производство моющих средств было поставлено в средневековой Италии. Через сто лет секреты этого ремесла достигли Испании, а с XI ст. центром мыловарения становится Марсель, потом Венеция. 

  Правда, нельзя сказать, чтобы средневековые жители европейских стран злоупотребляли чистотой: мылом пользовались только представители первых двух слоев - дворяне и священники, да и то не все поголовно. Моду на чистоту привезли в Европу рыцари, которые побывали во время крестовых походов в арабских странах. Именно поэтому с XIII столетие и начинается расцвет производства моющих средств сначала во Франции, а потом в Англии. К делу мыловарения относились с чрезмерной серьезностью. 

  Когда этому ремеслу научились в Англии, король Генрих IV даже издал закон, который запрещал мыловару ночевать под одной крышей с другими ремесленниками: способ мыловарения держался в тайне. Но в больших масштабах мыловарение развилось лишь после разработки промышленного получения мыла. Первый кусок твердого мыла выпустили в Италии в 1424 году. 

  Что касается Руси, то здесь секреты изготовления мыла унаследовали от Византии, а собственные мастера-мыловары появились только в XV столетии. Известно, что Гаврила Ондреев завел в Твери "поварню мыльную с котлом мыльным и со всей поряднею", в Москве существовал мыльный ряд. Промышленное производство мыла было налажено при Петре. В XVIII столетии прославилась своим мылом фабрика города Шуя. Даже на гербе города изображен брусок мыла. Очень известным было мыло фабрики Лодыгина, оно считалось лучшим после итальянского. Его готовили на коровьем, миндальном, масле - белое и цветное, с духами и без. Предлагалось также мыло дегтярное - "от скотских хворостей". 

  В Западной Европе ремесло мыловарения окончательно сформировалось только к концу XVII века. Немаловажную роль в развитии мыловарения сыграл географический фактор. Ингредиенты для приготовления мыла варьировались в зависимости от региона. На севере при варке мыла применялся животный жир, а на юге использовалось оливковое масло, благодаря которому мыло получалось превосходного качества. 

  Так, начиная с IX века н.э., основным поставщиком мыла в Европе стал Марсель, благодаря наличию на близлежащей территории сырьевых источников, то есть оливкового масла и соды. Масло, получаемое после первых двух прессовок, употреблялось в пищу, а после третьей использовалось для приготовления мыла. 

  Лишь с конца XIV века марсельское мыло уступило свое место в международной торговле венецианскому. Так же мыловарение активно развивалось в Италии, Греции и Испании. 

  В XV веке в Италии, в Севоне, начали впервые выпускать твердое мыло промышленным путем. При этом жиры соединялись не с золой, а с природной кальцонированной содой. Это значительно снижало себестоимость мыла, а, следовательно, перевело мыловарение его из разряда ремесленного производства в мануфактурное. 

  Начиная с XIV века, мыловарни стали появляться и в Германии. Для варки мыла использовали говяжье, баранье, свиное, лошадиное сало, костяной, китовый и рыбий жир, отходы жиров различных производств. Добавляли и растительные масла - льняное, хлопковое. История мыловарения в России уходит своими корнями в допетровскую эпоху. Умельцы научились изготавливать мыло из поташа и животных жиров. Таким образом, в каждом доме было налажено производства этого столь необходимого в быту продукта. Ширилось число мелких мыловаренных мастерских, тем более что Россия располагала всеми необходимыми для этого ресурсами, и в первую очередь древесиной, так как в основе поташа лежала именно зола. Поташ стал одним из основных продуктов экспорта, что привело к массовой вырубке лесов. К началу царствования Петра I остро встал вопрос о поиске более дешевого заменителя поташа. Проблема была решена в 1685 году, когда французский химик Николас Лебман смог получить из поваренной соли соду. Этот отличный щелочной материал вытеснил поташ. 

  В связи с особыми экономическими условиями, первые мыловаренные фабрики стали появляться в России лишь в XVIII веке. В Москве на тот момент было известно две: в Новинской и Пресненской частях. К 1853 году в Московской губернии их число выросло до восьми. Потребителями мыловаренных заводов стали многочисленные суконные, ситценабивные и красильные фабрики. 

  В 1839 году по высочайшему желанию императора Николая I был основан Союз для производства стеариновых свечек, олеина и мыла. 

  Известную московскую парфюмерную фабрику "Воля" основал в 1843 году француз Альфонс Ралле. Фабрика тогда называлась "Ралле и Ко" и выпускала мыло, пудру и помаду. 

  Дети очень любят мыло в необыкновенной форме: овощей, фруктов, зверьков. Оказывается, выпускали такое причудливое мыло уже в XIX столетии. Фабрика Брокара изготовляла его в виде огурцов. Мыло так было похоже на настоящий овощ, что покупателю было тяжело удержаться от забавной покупки. Основатель фабрики Генрих Афанасиевич Брокар был королем парфюмерии в России, а начинал он свое дело с нуля. Первоначальное оборудование его фабрики состояло из трех котлов, дровяной печи и каменной ступки. Сначала он делал дешевое, копеечное мыло, но торговля пошла так живо, что в скором времени Брокар стал выпускать дорогие духи, одеколоны и мыло. Паровые машины на фабрике во многом заменили ручную работу. 

 В начале XX столетия много покупателей с удовольствием покупали мыло, которое не тонет в воде. Оно хорошо держалось на плаву за счет воздушной полости внутри мыльного куста. 

  В настоящее время промышленное производство мыла налажено всюду.

 

Источник     http://www.magicaltouch.ru/


Гродненские мыловары

Сегодня мы не представляем, как можно обойтись без мыла. Твердое и жидкое, ароматизированное и без запаха, разных форм и свойств, включая детское и с разными наполнителями, оно стало неотъемлемой частью нашего быта. Но так было не всегда.

Первые чистюли

Чем же смывали грязь наши предки? Оказывается, в ход шли  неманский чистый песочек и глина, смешанная с растительным маслом (которую удаляли с кожи при помощи скребка), сода, а также паста из пчелиного воска. Волосы промывали отварами разных трав, в том числе «татарским мылом» — красиво цветущей «мыльнянкой» и березовой золой, хорошо пенящимися в воде.

 

Губки королевы

Как известно, первые попытки сделать мыло предприняли финикийцы на основе козьего сала и буковой золы. Эстафету подхватили древние кельты, а в IХ веке, в Марселе, было начато промышленное производство этого, пока еще полужидкого продукта. Только в 1424 году на Апеннинском полуострове раскрыли секрет получения твердого мыла. В ХVI веке жена короля Сигизмунда I Старого итальянка Бона Сфорца привезла в Гродно со своей родины не только секреты осветления волос, но и качественное мыло. В королевских купальнях обыкновенное мочало вытеснили прекрасные морские губки. Простые жители города и окрестностей по-прежнему занимались «поташным промыслом» — мыловарением у себя дома.

Гродненские мыловары

В XVI–XVIII веках в Гродно жили мастера, делавшие свечи, а попутно и мыло. Их называли «свечниками» и «сальниками». Так, например, в 1790 году на улице Злотарской (ныне Урицкого) поселился немец-лютеранин Иоганн Готлиб, который открыл свечную мастерскую в своем доме, а заодно варил и продавал мыло. Этим же ремеслом занимались еврей Михель  Гиршович, татарин Богданович и православный Василькович. Так что недостатка в моющем средстве  жители города  в те времена, по-видимому,  не ощущали.

 

Контрабанда на вес золота

После раздела Речи Посполитой и включения наших земель в состав Российской империи был запрещен ввоз многих иностранных товаров. В 1813 году гродненские купцы Мордхель Зускович  и Кушель Абрамович, владельцы трех витин — полубарок, нарушили закон и по  Неману, минуя таможню, привезли из Кенигсберга в Гродно 118 бочонков сельди, прусское полотно и бочонок «иностранного зеленого мыла». В 1821 году по указу сената их простили и освободили от наказания, велев  уплатить немалую сумму штрафа. В 1837–1850-х годах гродненцы пользовались привозным «казанским мылом», пуд которого стоил  12 рублей.

 

На промышленной основе

Только во второй половине ХIX века в Гродно появились свои мыловаренные производства. Одной из старейших была фабрика мыла и смазочных материалов Мордхеля Хиршгорна (Гершгорна), действовавшая с 1857 года, а затем перешедшая к его сыну Израилю. С этого же времени ему принадлежал склад нефти, компоненты которой использовались при варке мыла. Вначале фабрика находилась в доме князя Любецкого по улице Садовой, 35 (ныне улица Ожешко). А в 1880 году Гершгорны открыли в собственном доме на углу улиц графа Муравьева, 45 и Александровской, 50 (Ожешко и Буденного) свечно-мыловаренный завод. С конца XIX века и до начала  Первой мировой войны в Гродно «дымили» мыловаренные заводы  Курьянского, Лямперта, Столярского, Айона, Мараша, Аристархова, фирмы «Катхэ и К». До нашего времени сохранилось здание санпропускника по улице Буденного, 54а, — дом Лейбы Курьянского, куда он перенес существовавшие еще с 1883 года в наемном помещении  два завода: мыловаренный и «колесной мази», то есть смазочных материалов.

 

Хитрое дело

Все мыловаренные мастерские, фабрики и заводы в городе поначалу  имели простое оборудование: котлы-зольники (где жир растворялся в едком натре), мыловаренные котлы конической формы, вделанные  в очаги, весла для размешивания горячей массы да проволоку для разрезания готовой продукции вручную. С течением времени появились паровые котлы с двойным дном, снабженные мешалками, приводимыми в действие двигателем, а для резки блоков на бруски и куски — движущиеся рамы с натянутой вдоль и поперек проволокой. К сожалению, не сохранилось  никакого оборудования тех лет, чтобы организовать музей старейшего из производств в Гродно. Следует отметить, что на каждом таком заводике работало от одного до трех человек, но производили они при каждой варке от 5 до  7  тысяч килограммов мыла!

 

Улица стала мыльной

Случалась и фальсификация мыла, когда для увеличения веса добавляли в массу крахмал, тальк или криолит. При этом, конечно, страдало качество товара, а потому к подобного рода уловкам гродненские мыловары, боясь разоблачения, прибегали крайне редко. Популярность этого продукта в Гродно была столь велика, что в межвоенный период даже существовала… Мыльная улица (находилась неподалеку от Большой Троицкой).

Людская изобретательность не знала границ. Предлагали мыло всех цветов и оттенков: прозрачное, «мраморное», «морское». Для приготовления непромокаемых тканей — алюминиевое. Славилось медицинское с ланолином (доктора Эйгофа), белое с карболкой (Шеринга), салициловое, танинное, хлорное. Для приготовления медицинских пластырей — цинковое и свинцовое.

 

От подпольного к эксклюзивному

С приходом советской власти все фабрики и заводы были национализированы. В годы  фашистской оккупации части населения города Гродно по карточкам доставалось особенное «мыло»: на кусочек картона с обеих сторон нанесен тоненький слой  белого моющего вещества, которого хватало только на одно-два намыливания рук. Поэтому местные жители все четыре года вынуждены варить мыло у себя дома. В ход шли сало, сода, казеин и желтки. Дорогостоящий продукт использовался только для волос и  лица. В основном варили немылкое, серое, рассыпающееся, как сухая глина, мыло с неприятным запахом, используя самое дешевое сырье.

В послевоенный период  (до 1948 года) заветные брусочки, как и другие продукты и вещи, давались строго по карточкам. С восстановлением промышленности  гродненцы получили возможность покупать отечественное мыло, но поступало в продажу и импортное, эксклюзивное из стран социалистического лагеря и некоторых капиталистических. Сама много лет коллекционировала мыло, которое привозила из путешествий по республикам Советского Союза. 

 

 

По материалам    http://www.vgr.by/home/


 «Божьи жемчужины», или Гигиена европейцев в Средние века.

«Моющих средств, как и самого понятия личной гигиены, в Европе до середины ХIХ века (то есть совсем недавно) вообще не существовало... 

Улицы мыл и чистил единственный существовавший в те времена дворник — дождь, который, несмотря на свою санитарную функцию, считался наказанием господним. Дожди вымывали из укромных мест всю грязь, и по улицам неслись бурные потоки нечистот, которые иногда образовывали настоящие реки.

Сами  люди были ненамного чище городских улиц. «Водные ванны утепляют тело, но ослабляют организм и расширяют поры. Поэтому они могут вызвать болезни и даже смерть», — утверждал медицинский трактат ХV века. 

В Средние века считалось, что в очищенные поры может проникнуть зараженный инфекцией воздух. Вот почему высочайшим декретом были упразднены общественные бани. И если в ХV — ХVI веках богатые горожане мылись хотя бы раз в полгода, в ХVII — ХVIII веках они вообще перестали принимать ванну. Правда, иногда приходилось ею пользоваться — но только в лечебных целях. К процедуре тщательно готовились и накануне ставили клизму. Французский король Людовик ХIV мылся всего два раза в жизни — и то по совету врачей. Мытье привело монарха в такой ужас, что он зарекся когда-либо принимать водные процедуры. 

Все гигиенические мероприятия сводились только к легкому ополаскиванию рук и рта, но только не всего лица. «Мыть лицо ни в коем случае нельзя, — писали медики в ХVI веке, — поскольку может случиться катар или ухудшиться зрение». Что же касается дам, то они мылись 2-3 раза в год. 

Большинство аристократов спасались от грязи с помощью надушенной тряпочки, которой они протирали тело. Подмышки и пах рекомендовалось смачивать розовой водой. Мужчины носили между рубашкой и жилетом мешочки с ароматическими травами. Дамы пользовались только ароматической пудрой. 

Средневековые «чистюли» часто меняли белье — считалось, что оно впитывает в себя всю грязь и очищает от нее тело. Однако к смене белья относились выборочно. Чистая накрахмаленная рубашка на каждый день была привилегией состоятельных людей. Вот почему в моду вошли белые гофрированные воротники и манжеты, которые свидетельствовали о богатстве и чистоплотности их владельцев. Бедняки не только не мылись, но и не стирали одежду — у них не было смены белья... Самая дешевая рубашка из грубого полотна стоила столько же, сколько дойная корова.

В итоге люди не мылись годами или не знали воды вообще. Вшей называли "Божьими жемчужинами" и считали признаком святости. Святые, как мужского, так и женского пола, обычно кичились тем, что вода никогда не касалась их ног, за исключением тех случаев, когда им приходилось переходить вброд реки.

Если уже две тысячи лет назад в семье китайского императора ежегодно использовалось 15 000 листов туалетной - толстой, мягкой, опрысканной благовониями - бумаги, то в Европе туалетная бумага появится только в 1860-е гг. (кстати, британский изобретатель Джеймс Олкок чуть было не разорился - товар поначалу шел плохо, спроса не было. Современная мягкая туалетная бумага появится в продаже в Америке только в 1907 году). 


Пренебрежение гигиеной обошлось Европе очень дорого: в XIV веке от чумы («черной смерти») Франция потеряла треть населения, а Англия и Италия - до половины. Многие города вымерли почти полностью. Жители бежали из пораженных чумой городов и боялись возвращаться назад - потому что Черная Смерть тоже возвращалась и забирала тех, кому посчастливилось в первый раз. Чума унесла 25 миллионов жизней, одну четвертую часть населения континента! 


Баня вернулась в Европу лишь в XVIII веке, когда Пётр I, посетивший Амстердам и Париж, велел соорудить там бани для сопровождавших его солдат. А после 1812 года русская армия понастроила бани во всех освобождённых от Наполеона странах.

А русский моется, да рад! Русский народ был на удивление чистоплотным. Даже самая бедная семья имела в своем дворе баню. В зависимости от того, как она топилась, парились в ней "по-белому" или "по-черному". Если дым из печи попадал через трубу наружу, то парились "по-белому". Если дым шел непосредственно в парную, то после проветривания стены окатывали водой, и это называлось париться "по-черному". 

Был еще один оригинальный способ мыться - в русской печи. После приготовления еды стелили внутрь солому, и человек осторожно, чтобы не испачкаться в саже, залезал в печь. На стены плескали воду или квас. 

Баня испокон века топилась по субботам и перед большими праздниками. В первую очередь мыться шли мужчины с ребятами и обязательно натощак. Считалось, и кстати, совершенно справедливо, что поход в баню на полный желудок приводит к повышению веса. 

Глава семейства готовил березовый веник, замачивая его в горячей воде, прыскал на него квасом, крутил над горячими камнями, пока от веника не начинал исходить душистый пар, а листья становились мягкими, но к телу не липли. И только после этого начинали мыться и париться. 

Красен город банею  

Общественные бани строились в городах. Первые из них возводились по указу царя Алексея Михайловича. Это были обычные одноэтажные постройки на берегу реки, состоящие из трех помещений: раздевальни, мыльни и парной. 

Мылись в таких банях все вместе: и мужчины, и женщины, и дети, вызывая изумление иностранцев, специально приезжавших поглазеть на невиданное в Европе зрелище. "Не только мужчины, но и девицы, женщины по 30, 50 и более человек, бегают без всякого стыда и совести так, как сотворил их Бог, и не только не прячутся от сторонних людей, прогуливающихся там, но еще и подсмеиваются им своею нескромностью", - писал один такой турист. Не менее удивляло приезжих, как мужчины и женщины, донельзя распаренные, выбегали голышом из очень жаркой бани и бросались в холодную воду реки. 

Власти сквозь пальцы смотрели на такой народный обычай, хотя и с большим недовольством. Совсем не случайно в 1743 году появился указ, по которому в торговых банях запрещалось мужскому и женскому полу париться вместе. Но, как вспоминали современники, такой запрет оставался в большинстве своем на бумаге. Окончательное разделение произошло, когда стали строить бани, в которых предусматривались мужское и женское отделения. 

Постепенно люди с коммерческой жилкой поняли, что бани могут стать источником неплохого дохода, и стали вкладывать в это дело деньги. Так, в Москве появились Сандуновские бани (их построила актриса Сандунова), Центральные бани (принадлежавшие купцу Хлудову) и целый ряд других, менее знаменитых. В Санкт-Петербурге народ любил бывать в Бочковских банях, Лештоковых. Но самые роскошные бани находились в Царском Селе.

От столиц стремилась не отстать и провинция. Почти в каждом из мало-мальски крупных городов были свои "Сандуны". 

Вообще старая баня была для русского народа чем-то вроде современной поликлиники. Вывески вроде: "Здесь стригут, бреют, ставят пиявки и пущают кровь" были обычным явлением. В парной лечили все виды простуд, бабки-костоправки правили вывихи, "пресекали" радикулиты, заговаривали грыжу, "правили животы" как мужчинам, так и женщинам. 

 Во всем мире давно поняли прелесть русской бани, ее замечательные лечебные свойства и стараются строить их как можно больше. 

По  материалам сайта http://valhalla.ulver.com/

Дядюшка мыловар возведёт собственную статую в своём саду

88-летний Мехмет Гёк, или как его ещё называют Дядюшка мыловар, из городка Гейикли с Дарданелл вот уж 35 лет варит мыло из оливкового масла. Он не пользуется никакой специальной техникой, варит мыло в больших бочках, отливает в форму и нарезает кусочками. Его имя известно и за пределами Турции, у него есть клиенты и в Америке, и в Германии. Самое большое желание Мехмета – соорудить в своём новом саду перед домом собственную статую.

 

Мы становимся свидетелями производства натурального мыла в тот период, когда все мы ведём борьбу за здоровые волосы и сияющую кожу, когда пытаемся отказаться от средств гигиены с разными добавками. В Гейикли в районе Эзине у Дарданелл 88-летний Мехмет Гёк длинной деревянной палкой мешает мыло из оливкового масла, кипящего на огне в бочке. Мы поинтересовались, что он кладёт в мыло, как оно делается. Конечно, важно знать, сколько и чего нужно класть. 50 килограммов оливкового масла разбавляется 5 бидонами воды. В эту смесь, которую ставят на огонь, добавляется 1,5 килограмма растопленного каустика (мыльное средство). Последний этап – отливка в форму, заморозка и разрезание на кусочки. Заморозка длится недолго: приготовленное утром мыло нарезается уже вечером. Мыло Дядюшки мыловара везут в Америку и Германию.

 

В городке, где в год собирают 7-8 тысяч тон оливок, есть жители, которые делают мыло сами. Но Мехмет стал мастером своего дела. Стоит в Гейикли кому-то упомянуть о мыле, на ум сразу же приходит имя Мехмета. Ещё бы, ведь он отдал этому занятию 35 лет. То, что самому ему уже скоро стукнет 90, для Мехмета не самое главное, он всё так же бодро мешает мыло в огромной бочке. По заказу Мехмет рассылает свой товар во все уголки Турции и даже за границу.

 

Цена за килограмм мыла, в зависимости от того, покупается ли оно оптом или в розницу, колеблется от 3,5 до 4 лир ($2,5). Особенно летом из Америки и Германии поступают крупные заказы. Мехмет объясняет такую популярность своего мыла тем, что он не использует добавки. Запах абсолютно натуральный, но если нужно, он добавляет эссенции лимона или апельсина. Его товару бесконечно доверяют. «Это мыло смягчает кожу, придаёт ей сияние, избавляет от пятен, которые не в состоянии вывести другое моющее средство». Качество мыла подтверждено. 10 лет назад мыло Мехмета заняло первое место на соревновании в Айвалык. Мехмет лишь жалуется, что, хотя он и очень того желает, ему некого обучить своему ремеслу, ему жаль, что он не может воспитать приемника.


Источник МК Турция

Минские аптеки. С 16-го века до наших дней 

Эта статья не касается непосредственно производства мыла вручную, но мы, мыловары, пользуемся очень многими аптечными продуктами,такими как экстракты, настойки, травы, эфирные масла и многое другое.

 

Статья взята с Белорусского портала TUT.BY

http://news.tut.by/society/324977.html

Первое упоминание об аптеке (греч. apotheke) встречается у Гиппократа (460-377 гг. до н.э.) как о месте для хранения лекарственных средств. В Европе первые аптеки появились в XI веке при монастырях. Монахи готовили лекарства и бесплатно отпускали их нуждающимся. В 1224 году в Италии был издан закон, согласно которому функции врача и аптекаря разграничивались. Первая аптека на территории современной Беларуси открылась в 1561 году... в Пинске, а через пять лет в Бресте.

 

"Для поратованья людского здоровья"

В средние века Магдебургское право давало городам привилей на продажу "зёлак" (лекарственных трав). Менск получил право на самоуправление в 1499 году. Конкретных данных о минских аптеках XVI века нет. Есть косвенные сведения, что они существовали. Так, король Владислав IV в указе менскому цеху цирюльников запрещал "евреям-аптекарям" лечить людей, но позже (1646, 1649, 1679, 1722) они получили право не только "продавать коренья" (лекарства), но и заниматься "цирюльничеством" (лечением).

 

 

Документально подтвержденные данные об открытии первой аптеки в Менске, относятся к 1659 году. Владельцем аптеки был Криштоф Рабец. Известно, что он имел ряд привилеев, например, в период войны ВКЛ с Московским государством К. Рабец был освобожден от постоев, прокормов и ночлегов как человек "потребный для поратованья людского здоровья". Но вскоре аптекарь переехал в Пинск, и аптека в Менске закрылась.

Приготовление лекарств в аптеках раннего Средневековья. Фармацевт, клиент и помощник аптекаря, готовящий лекарство.


Читать полностью: http://news.tut.by/society/324977.html

В XV- XVII веках широко распространены были аптеки при монастырях, братствах, коллегиумах, монашеских орденах (иезуитов, кармелитов, бернардинцев, картезианцев и др.). Монастырские аптеки имели ряд монопольных прав на продажу лекарств, что позволяло монахам получать существенные прибыли от продажи лекарств. Кроме того, многие заморские зелья они получали быстрее, чем светские аптекари, от своих собратьев по монашеским орденам в Америке, Африке, Индии.

В средневековой аптеке. Аптекарь с ассистентом готовят лекарственную смесь.


Читать полностью: http://news.tut.by/society/324977.html

Долгое время профессии аптекаря и лекаря были неотделимы, и лекарства готовили сами врачеватели. Со временем аптечное дело стало отделяться от работы лекарей, а лекарства стали превращаться в аптекарские товары. Содержание аптек становилось прибыльной отраслью торговли, которая в первой половине XVII века полностью перешла к аптекарям, многие из которых занимали почетные места в городском самоуправлении (например, брестский аптекарь С. Бобровский в тридцатые годы XVII века избирался бургомистром). Подготовка аптекарей проводилась по типу цехового ученичества.

 

Следующая аптека в городе появилась 28 ноября 1748 года, именно тогда польский король Август III разрешил члену Менского магистрата Яну Давиду Шейбе открыть аптеку. В грамоте говорилось про то, что до этого времени в городе не было аптеки для его жителей, и поэтому "как для поратованья здоровья людей духовного, светского стану, в том городе живущих, так и для всего воеводства Менского" необходимо открыть аптеку. Своим привилеем король разрешал установить над аптекой королевский герб в знак монопольного права продажи медикаментов.

Текст указа (привилея) короля Августа III от 28 ноября 1748 года о разрешении открытия в Минске аптеки члену магистрата аптекарю Давиду Шейбе. Кабинет истории фармации в аптеке № 88, Сторожевская, 3.

Важно было и другое. В Минске проходили заседания Главного трибунала Великого княжества Литовского, на которые приезжал король, собирались депутаты со всего княжества. В случае болезни таких высоких особ не было бы к кому обратиться за получением медикаментов. Аптекарю давали большие льготы: он полностью освобождался от всех податей. Минским лавочникам с открытием аптеки запрещалось продавать какие-либо медикаменты и лекарства, привезенные из других городов. Не разрешалось также основывать аптеки другим особом.

 

Справка

 

Первая аптека в России открылась в Москве 19 мая 1581 года. Ее организовал прибывший из Англии от королевы Елизаветы аптекарь Джеймс Френч. В послании королевы царю Ивану Грозному говорилось: "Государю Ивану Васильевичу, брату кровному и приятелю нашему, направила доктора в лекарях мужа наученного, а еще аптекарей честных и к делу добре годных". Обслуживала аптека царскую семью. Прежде чем дать лекарство царю, его принимал сначала сам аптекарь, а затем дьяк - начальник аптекарского приказа.

 

 

Первая аптека для населения открылась в Москве в 1672 году.

 

При Петре I в Москве работало 8 частных аптек. Одну из них, а с ней и аптекарский сад, завел в Немецкой слободе Яган Готфрид. Место, где он жил, стало называться Аптекарским переулком.

Читать полностью: http://news.tut.by/society/324977.htm

Териаки и галеновые препараты…. Гербажи и антидотарии

Стоимость лекарств была высока и зависела от количества и характера входящих в них компонентов. Поэтому они были доступны зажиточным слоям населения. Согласно рукописным источникам того времени, популярное лекарство "от всех болезней" - "териак Митридата" для состоятельных людей состояло из 70 компонентов, а для бедных был составлен суррогат этого лекарства – "териак для бедных" - только из 16 компонентов… (териак – универсальное лекарство, противоядие, составленное из множества компонентов, в т.ч., ядов змей). Тем не менее позволить себе купить его мог далеко не каждый. Конкуренцию представителям официальной медицины составляли так называемые странствующие олейкары - преимущественно словаки, выходцы из Венгерского государства (название происходит от слова "олей" - растительное масло). Они оказывали ощутимую лекарственную помощь широким слоям населения и способствовали развитию народной медицины. Олейкары знали, "... как приправлять водки разными цветами, собирать каждую траву, сушить ее, делать порошки и таким образом приготовлять лекарства".

 

 

В Беларуси в XVI -XVIII веках по данным доктора исторических наук В.П. Грицкевича было не менее 40 аптек. Они имелись в 37 городах, причем в некоторых, как Гродно и Пинск, - одновременно не менее двух. Аптеки располагались в центрах городов, имели характерные вывески или аптечные гербы, закрепляемые за ними специальными рескриптами.

Рабочий стол аптекаря

Со временем интерьеры аптек приобрели унифицированный характер. Стены торгового зала занимали полки, на которых размещались банки с аптечным сырьем, графины, бутыли. Отличительным знаком аптеки стали чучела крокодилов, подвешенные под потолком.

Так выглядела средневековая аптека в Европе. Музей фармакологии в Кракове.

Оборудование аптек Беларуси не уступало таковому других европейских городов того времени. В аптеке было от 500 до 900 единиц посуды и приборов. Среди них - перегонные кубы, весы, жбаны простые и турецкие, шкляницы, банки, шкатулки, сковороды, бутылки, фляжки, коробки.

 

 

Внутренний вид белорусской аптеки кратко описан в акте введения в наследство наследников брестского аптекаря Станислава Бобровского (1639 год). Аптека располагалась на рынке. В ней стояли три шкафа, два ларя, столик с выдвижным ящиком для кассы. На окнах были железные решетки, рядом с аптекой - каменный погреб.

Аптечная посуда и приспособления.

Аптека монахов-кармелитов в Глубоком размещалась на первом этаже монастыря, где имелись комната для отпуска лекарств, лаборатория и материальная комната, а на втором этаже - склады трав и других аптечных материалов.

 

В аптеках приготавливали сложные лекарственные, так называемые галеновые (лекарства, получаемые путем вытяжки или экстракции из растительного или животного сырья) препараты. Даже в середине XVIII века химикаты составляли только небольшую часть всех изготовленных лекарств. Значительная часть лекарств была растительного происхождения, продуктами обработки растительного сырья или смесями химикатов и ингредиентов растительного, животного и минерального происхождения - масла, смолы, мази, порошки, соли, настойки, эликсиры, бальзамы, эссенции, соки, сиропы и др.

 

 

Лекарственное сырье собирали как в местах естественного произрастания, так и в специальных аптекарских огородах; часть его привозили из-за границы (в 1776 году при Гродненской медицинской академии заложен первый на современной территории Беларуси Ботанический сад). При изготовлении лекарств провизоры пользовались рукописными сборниками рецептов, травниками ("гербажами"), антидотариями (сборниками о противоядиях), справочниками "Аптечка домашняя", "Домашние лекарства" и др.

 

Травник

Среди жителей Беларуси были распространены лечебные справочники местного, западноевропейского, ближневосточного и польского происхождения с многочисленными рецептами. Широко была известна рукописная книга "Тайная тайных", переведенная с арабского языка, которая позже получила распространение и в Московском государстве. Найденные в фонде Радзивиллов сборники рецептов, датированные XVII веком и написанные на латинском языке, содержали по 500 - 700 и более рецептов.

 

 

Кроме лекарств, в аптеках можно было купить ароматические приправы с Востока – перец, корицу, шафран и др. Делали в аптеках также парфюмерные и кондитерские товары – помаду, мыло, пудру; сиропы, различные сорта сахара, конфеты, ликеры, напитки. Значительное место в ассортименте занимали и алкогольные напитки. Некоторые из них действительно имели лечебные свойства, другие – чисто условные (например, сердечная и желудочная "гарэлка"). Причем продажа алкогольных напитков приносила владельцам аптек до 50% прибыли.

Аптечные весы

Посуду и утварь для белорусских аптек того времени делали - на фабриках в Уречье, Налибоках, Рудне и Вишневе. Так, в 1794 году Налибокский завод выпустил 1503 штуки аптекарской посуды, в том числе банки, фляжки, реторты, колбы, колпаки и др. Также в аптеках использовалась посуда, привезенная из-за границы.

Аптечная посуда

В усадьбах некоторых магнатов, в домах зажиточных шляхтичей были свои аптеки, которые размещались в специальных строениях. Приготовлением лекарств в них занимались обычно "хозяйки дома и другие женщины". В описи аптеки минского поветового маршалка воеводы Хмары (1758) отмечались: бутылки, склянки, лейки, котелки, и др.

 

Публичная аптека для всех жителей города

 

Город рос, увеличивалось его население. Одна минская аптека уже не могла обеспечить потребности жителей в медикаментах. 1 октября 1782 года открылась вторая минская аптека, о чем свидетельствует грамота короля Станислава Августа Понятовского. Минскому мещанину Андрею Станкевичу было разрешено открыть "публичную аптеку для всех жителей города для поратованья здоровья людского". В грамоте оговорено обязательное условие: чтобы "все медикаменты и лекарства служили для сохранения здоровья людского, а не вредили бы здоровью людей".

 

 

Еще одна – аптека Шульца – появилась в городе только в 1820 году (когда белорусские земли уже входили в состав Российской империи). 

Образцы аптечной посуды

Согласно Аптекарскому уставу 1836 года, изготовление лекарств в аптеке вменялось в обязанность ее владельцу или управляющему. В случае их отсутствия лекарства готовил помощник провизора. Аптека функционировала круглые сутки, поэтому ночью в ней всегда должен был находиться дежурный фармацевт. Лекарства отпускались по рецептам врачей, по копиям рецептов, по сигнатурам и по устным и письменным требованиям частных лиц (ручная продажа). Ревизию аптек проводил городовой врач. Тем не менее нарушений торговли лекарствами было более чем достаточно.

 

Аптеки Минска обслуживали не только горожан. Некоторые из них в соответствии с указаниями врачебного отделения губернского правления комплектовали аптечки для сельских фельдшерских пунктов. Количество аптек нормировалось в соответствии с установленными Министерством внутренних дел правилами. Согласно закону 1873 года, в губернских городах "на каждую аптеку полагается норма в … 10 тысяч населения и 15 тысяч номеров рецептов… В уездах, местечках, посадах, селениях, в деревнях принимается за основание не число жителей, а 15-верстное расстояние между аптеками".

 

Аптеки XIX века имели основные помещения: рецептурный зал, материальную комнату, лабораторию, подвал, ледник, кокторий (помещение для приготовления настоев и отваров), сушильную, кабинет владельца аптеки.

 

Справка

 

Аптеки XIX - ХХ веков были сложным фармацевтическим производством. Постепенно на базе аптечных лабораторий стали развиваться самостоятельные химико-фармацевтические производства. Например, фирме "В.К. Феррейн" (основанной в 1902 году) принадлежали 2 завода и самая крупная в Москве и России аптека, которая имела собственную лабораторию со штатом 300 человек и в сутки отпускала около 3000 рецептов.

 

Аптеки и аптекарские магазины

 

По данным В.Ф. Сосонкиной, ведущего специалиста организационно-фармацевтического отдела РУП "Белфармация", в 1892 году в Минске существовало пять аптек. Наряду с аптеками работали и аптечные магазины: Гольдберга К.Л., Марголина С.Ш., Гецова Н.Ш., Слиозберга Ш.И., Бернштейна Ш.Б., Тейфу Ш.Х., Боркова Л, Маркушевича. В 1894 году в городе появилась еще одна аптека. В 1898 году Минское городское правление выдало разрешение провизору Качеринскому на открытие первой гомеопатической аптеки – аптек в Минске стало семь.

Гомеопатические препараты 19 века.

В начале ХХ века количество частных аптек и аптекарских магазинов значительно прибавилось. Так, в 1902 году в доме Габриловича на Соборной площади открылся химико-бактериологический кабинет магистра фармации А.О. Коварского, при котором работали аптека и дезинфекционное отделение. Всего же на тот период в Минской губернии было 78 аптек: из них в Минске семь обычных и одна гомеопатическая. В течение года во все аптеки поступило 358 499 рецептов, за которые выручено 150 991 рубль 12 копеек. Общий оборот за год достиг 200 527 рублей 95 копеек. Средняя стоимость одного рецепта составляла 42,1 копейки.

Стеклянная аптечная посуда начала ХХ в. Из коллекции З. Герасимовича

В 1911 году в Минске было уже 12 аптек:

- Альтшуя – угол Садовой и Захарьевской улиц (район парка Я. Купалы);

- Грозовского И.И. – ул. Немигская, 10 (владелец назвал свою аптеку "Екатеринской", ввиду близости Екатерининской церкви. Однако врачебный инспектор С.Н. Урванцев обратился к губернатору о запрете Грозовскому называть свою аптеку в честь Святой Екатерины);

- Гутовского С.С. – угол Губернской и Захарьевской (пересечение ул. Ленина и пр. Независимости);

- Залеманса М.Н. – Соборная пл., 29 (пл. Свободы);

- Коварского А.О. – Соборная пл., 3 (Интернациональная, 30);

- Михаловского Ш.И. – ул. Александровская, 1 (за мостом, начало Троицкого предместья);

- Староневича В.М. – угол Коломенской и Подгорной ул. ();

- Сухецкого Р.С. – ул. Захарьевская, 64 (пр. Независимости);

- Топаза Ш.Е. – угол Губернаторской и Магазинной (пересечение ул. Ленина и Кирова);

- Шмуйловича Г.Б. – ул. Захарьевская, 8 (начало ул. Советской);

- Штейна А.Л. – угол Юрьевской и Петропавловской ул.

- гомеопатическая - наследники Павловичей – ул. Захарьевская, 97.

Аптека Коварского, ул. Захарьевская, 8, дом Переца.

До 1905 года находилась по указанному адресу. В 1905 г. переехала на Соборную площадь, 3 в дом Габриловича, на место бывшей аптеки самого Габриловича, которая закрылась (теперь на этом месте находится Белорусская академия музыки, ул. Интернациональная, 30).

 

 

В 1913 году Минская дума открыла первую городскую аптеку, отличавшуюся доступными ценами.

Гостиный двор, Соборная пл., здесь находилась аптека Залеманса М.Н., управляющий Найдус, (современный адрес - пл. Свободы, 4).

В 1913 году на территории Беларуси действовало 297 аптек: 32 — в губернских городах, 63 - в 32 поветовых городах, 202 - в поветах, это означало, что на каждый повет приходилось по 5-6 аптек. На одну аптеку в Минской и Гродненской губерниях приходилось примерно 26 тысяч городских жителей (в сельской местности - до 50 тысяч), а в Могилевской губернии - до 40 тысяч в городах и до 75 тысяч в сельской местности.

Внутреннее помещение городской аптеки

Провизоры – владельцы аптек были известными и уважаемыми людьми в городе. Например, магистр фармации Габрилович Г.О. в течение трех сроков был гласным Минской городской думы и членом городской управы.

В здании, где находилась гостиница "Гарни" на пересечении улиц Захарьевской и Богадельной (современные проспект Независимости и ул. Комсомольской), на первом этаже располагалась аптека Староневича.



Читать полностью: http://news.tut.by/society/324977.html

Провизоры и помощники аптек получали образование путем индивидуального ученичества и в университетской системе.

 

Аптека Александринской общины сестер милосердия. Могилев. 1910-е годы.

 

"Один из самых разветвленных щупальцев"…

 

28 июня 1918 года на совещании СНК было принято решение о национализации всех важных отраслей промышленности. 28 декабря того же года председатель Совета народных комиссаров В.И. Ленин подписал декрет о национализации аптек. В этом документе есть такие строки: "В интересах обеспечения населения доступной лекарственной помощью и в целях правильной постановки аптечного дела все аптеки, кому бы они ни принадлежали и в чьем бы ведении они ни состояли, со всем находящимся в них инвентарем, со всеми принадлежностями и запасами, с существующими при них лабораториями и складами, а также с оборотными капиталами, объявляются достоянием Российской республики". После окончания гражданской войны началось восстановление аптечных учреждений. В стране был взят курс на новую экономическую политику (нэп), и это потребовало внедрения новых форм лекарственного обеспечения населения.

 

 

В 1920 году нарком здравоохранения РСФСР Н.А. Семашко указывал на то, что аптека – это "ячейка в общей системе здравоохранения", "один из самых разветвленных щупальцев, которыми медицинская организация соприкасается с населением", поэтому аптека должна стать "смычкой" населения с медицинскими учреждениями и "проводить основы советской медицины".

№ 1- Центральная, ул. Ленинская, 7

 

В 1921 году на углу Губернаторской и Юрьевской улиц (ныне - район парикмахерской "Мечта" на улице Ленина) открылась Центральная аптека. Позже здесь разместилось Управление аптеками Минского округа. Через год при Центральном складе Наркомздрава стала работать химико-фармацевтическая лаборатория.

 

Государственная аптечная служба в Минске стала формироваться в августе 1920 г. после национализации аптечного дела. В то время в столице функционировало 13 внебольничных аптек, не считая аптекарских магазинов и других аптечных учреждений.

Площадь Свободы, 29. В правой части здания находился склад медицинского торгово-промышленного и обеспечивающего органа "Белмедторг". Предприятие занималось обеспечением аптечных, лечебно-санитарных учреждений медикаментами, хирургическими инструментами, резиновыми, перевязочными, оптическими и зубоврачебными товарами союзного и импортного производства, заготовкой лекарственных дикорастущих и культурных трав.

Реклама "Белмедторга", 1927 г.

 

В 1922 году аптеки страны, за исключением больничных, перевели на хозяйственный расчет. На местах были созданы хозрасчетные аптечные управления, объединявшие все аптеки, аптекарские магазины и другие аптечные учреждения. 15 мая 1922 года при Минском горисполкоме организовано управление аптеками со штатом 5 человек для координации деятельности аптек, а в 1924 году оно приобрело статус Минского окружного управления аптеками.

 

 

В 1925 году Минское управление аптек закрыло все частные аптеки, находившиеся в округе. В связи с монополизацией аптек цены на медикаменты были снижены на 50 процентов. В том же 1925 году управление аптеками Минского округа объединяло по городу шесть аптек, четыре их отделения, центральный склад и лабораторию. Интересно, что членам профсоюза и крестьянам предоставлялись скидки.

Реклама из книги "Вся Белоруссия. Справочная книга на 1925 г."

 

 

Ассортимент в аптеках начала 1920-х годов включал около 300 наименований лекарственных средств. Среди них были: корень и порошок ипекакуаны, корень санеги, настойка опия, настойка кондуранго, спирт денатурат, порошок морфия, рыбий жир, виноградные вина и коньяк, минеральная вода "Боржоми" и др. Позже ассортимент был пересмотрен и изменен. Главным в деятельности фармацевтики должна была стать социальная направленность, а не выгода от торговли. На 2-м Всебелорусском съезде участковых врачей и работников здравоохранения отмечалось, что "в аптечном деле важна не прибыль, а сама постановка вопроса".

Реклама мыла фабрики "ТэЖэ" (ТЖ - трест "Жиркость").

 

В 1925/26 году вступил в строй химико-фармацевтический завод Главного аптечного управления Народного комиссариата здравоохранения БССР (Минский государственный завод медицинских препаратов). В 1930 году в Минске насчитывалось девять аптек, не считая тех, которые были созданы при больницах. Три из них находились на улице Советской. Кроме того, работали пять магазинов "Санитарии и гигиены".

 

В 1935 году в Минске работало 11 аптек.

1-я – "Центральная" - Ленинская ул.. 7,

2-я – Немига, 8,

3-я – Свердловская ул., 26,

4-я – Советская, 181,

5-я – Червеньский тракт, 23,

6-я – Советская, 24,

7-я – Лекерта, 4,

8-я – Московская, 40,

9-я – Советская, 109,

10-я – ул. Мопра, 46а,

Аптека при 3-й районной амбулатории – ул. Раковская, 3.

 

 

Магазины санитарии и гигиены находились на: Коммунальной 1 и 25, Советской, 71, Немиге, 9, Раковской, 26, Мясникова 42/2.

Здание аптеки № 8.

 

В ходе Великой Отечественной войны аптечная сеть республики была разрушена.

 

 

В докладной записке 01.06.1942 г. минский окружной врач сообщал, что в округе работают "22 фармацевта и 15 аптек". А 29.03.1943 г. он докладывал, что "имеется всего 15 аптекарей и 10 аптек". В период немецкой оккупации по республике было разрушено 56% аптек и аптечных пунктов. Аптечная сеть республики была восстановлена к концу 1947 года. 

Аптека № 16 в жилом доме по Партизанскому пр., 109, фото 1954 г.

 

В 1959 году в Минске насчитывалось уже 27 аптек, не считая тех, которые функционировали при больницах.

Аптека № 11, находилась в доме постройки XIX в. по ул. Островского, 30 (теперь здесь расположен магазин хлебозавода № 1, Раковская, 30), фото первой половины 1960-х гг.


Читать полностью: http://news.tut.by/society/324977.html

Аптека № 28 находилась на пр. Ленина, 48 (пр. Независимости)

Витрина аптеки № 32, Ленинский пр., 87 (сохранилась, относится к УП "Белфармация", пр. Независимости, 87), фото 1960-х гг. 

Оборудование торгового зала аптек Минска, 1950-60-е гг.

 

На первое января 1976 года в городе было 59 городских, одна районная, 14 больничных, две ведомственные, одна ветеринарная аптеки и два аптечных магазина.

 

В настоящее время в городе более двухсот аптек, из них 150 принадлежат государственному предприятию РУП "Белфармация".

 

 

Есть в городе аптека (ул. Сторожевская, 3, в Троицком предместье, принадлежит РУП "Белфармация"), примечательная тем, что ее оформление позволяет получить представление об аптеках прошлого века. 

Аптека № 88, ул. Сторожевская, 3

 

 

В ней недавно организован кабинет истории фармации, являющийся по сути музеем аптечного дела. К сожалению, кабинет не является туристическим объектом, как первый этаж аптеки - он предназначен для специалистов здравоохранения. Фармацевтическая коллекция кабинета истории включает мебель торгового зала, стол на два рабочих места (ассистента и фасовщика), шкаф с вертушками, находившийся в эксплуатации в аптеках Минска с 1950-60-х годов. Здесь более 650 единиц аптечных предметов (лабораторная и аптечная посуда, приборы и аппараты, этикетки и рецепты и др. предметы XX в.) и около 220 книг, изданных в XIX – XX веках.

Фрагменты оформления интерьера аптеки № 88.

 

На полках находятся старые фармацевтические книги, образцы провизорской посуды. На изразцах, использованных в оформлении интерьера, - изображения диковинных растений и животных.

 

Источники:

1. Грицкевич В.П. "Из истории аптечного дела в Белоруссии в период феодализма", "Аптечное дело", М.: Медицина, 1959, № 6, с. 57-60.

2. Грицкевич В.П. "Аптеки", "Помнікі гісторыі і культуры Беларусі", Беларус. т-ва аховы помнікаў гісторыі і культуры. Беларус аддз-не Сав. фонду культуры. – Мн.: Полымя, 1973, № 1 с. 33.

3. Грицкевич В.П. "С факелом Гиппократа: из истории белорусской медицины", Мн.: "Наука и техника", 1987, с. 64-68.

4. Сосонкина В.Ф. "Развитие аптечного дела в Минске в XVIII – XX вв. (до 1917 г.), "Вестник фармации", 2011, № 2 (52), с. 25-29.

5. "Улица. Фонарь. Аптека", Н. Безвершенко, "Минский курьер", 11.02.2005.

6. "Великое Княжество Литовское", в 2-х томах, Мн., Изд-во "Белорусская энциклопедия", 2006 г.

7. Кириченко Виталий "Минск. Исторический портрет города 1953-1959 гг." , Мн., "Беларусь", 2006 г., с. 279.

8. Вiталь Кiрычэнка. "Мiнск. 1960-1969. Дзесяцiгадовы шлях сталiцы". Мн. "Беларусь", 2007, с. 180, 215, 243.

9. Курков Илья "Мiнск незнаемы.1920-1940 гг." Минск."Урожай", 2002 г., с. 121.

10. Весь Минск или Спутник по г. Минску / С. М. Яхимович, Изд. 1-е, Минск: Типография Фельдмана и Перского, 1911.

11. "Исторические предпосылки формирования системы лекарственного обеспечения населения в период новой экономической политики (1921-1929 гг.), Петрище Т.Л., "Вестник фармации", 2011, № 2 (52), с. 79-81

12. "Вся Белоруссия. Настольная справочная книга".1927г.

13. http://www.pharma.by/company/history/

14. http://museum.impharma.ru/

15. www.zvyazda.minsk.by/second.html?r=30&p=25&archiv=23092003

16. http://marinni.livejournal.com/692858.html

 

17. http://vk.com/imperiamuseum?z=photo-36060405_292055510%2Fwall-36060405_100

 

Источник

                 

 

 

 

   

Реконструкция 

старинного способа производства мыла из животных жиров и щелока из растений. С высаливанием ядра.